Запретный плод

  • 574 Просмотров
  • Последнее сообщение 01 марта 2017 02:52
obserwator написал 22 февраля 2017 09:05

К нам, вероятно, попало из французского ("Le fruit défendu".
У нас я не нашел ничего раньше "Евгения Онегина": "Запретный плод вам подавай".
Неужели это дедушка Пушкин?

Сортировка: Стандарт | Новые | Голоса
KatiaSG написал 22 февраля 2017 11:10

Если действительно из французского, то попало и тут же стало меняться, потому что смысл выражения несколько разный. Во французском первая ассоциация - плотский грех, а потом уже все то, что запрещено и поэтому очень интересно. По-русски же, как мне кажется, второе (расширенное) значение уже давно стало первым.

Александр Баранов написал 23 февраля 2017 07:35

Тут, вероятно, однозначного ответа нет. В виде именно "запретный плод" - может быть первый раз и в "Евгении Онегине".
Но следы его более раннего использования можно обнаружить, например, у Жуковского. В примечаниях к наброскам его 1810 года перевода "Оберона" К.М.Виланда, говорится:
ПСС В.А.Жуковского, том 4. Стихотворные повести и сказки. — 2009. — С. 369.
Авторское заинтересованное отношение к изображаемому пронизывает весь перевод, определяет характер эпитетов, синтаксис, подбор деталей: «завоеванная красавица» («gewonnen ist die Schöne») превращается в «возлюбленную» (ст. 15); «запретный плод» («verbotene Frucht») в «плод заповеданный» (ст. 18); разговорное «ни в коем случае не пожелай до времени» («Euch ja nicht vor der Zeit gelüste!») в возвышенное — «страшися искушенья!» (ст. 18) и т. д.

В черновике перевода:
В.А.Жуковский Черновик перевода "Оберона"
Плывут! Счастливый путь! Но добрый паладин,
Плод заповеданный! Страшися искушенья!
Авзония близка, ещё два дни терпенья
И вы на берегу!..

(На самом деле совершенно непонятно, почему комментатор видит разницу между запретным и заповеданным плодами. В русских текстах, начиная по меньшей мере с XVI века, эти слова иногда суть прямые синонимы. "И государь князь велики Иван Васильевич и мати его благочестивая великая княгиня Елена, помысля с своими бояры, повелеша те резаные денги заповедати и не торговати ими, и сливати их в сребро, и делати новые денги без всякого примеса".)
Возвращаясь же к плодам, обнаруживаем, что и Жуковский здесь не первопроходец. Да и не мог сюжет из "Бытия" не быть обыгран в каких-то церковных текстах. В сети часто цитируют Гедеона Криновского, епископа Псковского, практически гениального проповедника, сделавшего себе нехилую карьеру при дворе Елизаветы Петровны (тогда златоусты-клирики занимали место современных эстрадных исполнителей).
Гедеон, "Что претерпел за нас Господь наш?"
Возблагодарим же Господа, нашего Спасителя, возопием Ему в умилении сердца: Господи, Спасителю наш! Мы простерли руки к плоду запрещенному, а Ты за нас простер руки Свои на кресте; мы вкусили заповеданный плод, а Ты запил его оцетом и желчью.

Его "Собрание поучительных слов" публиковалось ещё при жизни проповедника и несколько раз переиздавалось, но пока я его не нашёл в сети.

oleg-2 написал 24 февраля 2017 01:36

Я всегда думал, что это из Библии, из истории об Адаме и Еве!

obserwator написал 01 марта 2017 02:41

В известной Пушкину французской литературе смысл был в точности тот же, что и в "Онегине".

obserwator написал 01 марта 2017 02:52

Ага, вот это важно. "заповеданный" плод, по-видимому, почти не встречается в XIX в. Но достаточно частым вариантом был "запрещенный плод".

Close