Малоизвестный эписзод истории, который мог иметь большие последствия:

"Этому событию практически не уделяется внимание военных историков и политиков, однако факт остается фактом - в 1809 году русские подразделения совершили нечто подобное тому, что продемонстрировали русские десантники в ночь с 11 на 12 июня 1999 года в Приштине...

...В Эрфурте, 27 сентября 1808 года, Наполеон вновь сделал много усилий, чтобы склонить русского царя к обещанию послать свои войска против Австрии, если последняя выступит против Франции. Он вынудил Россию поддержать его в возможной войне, которая уже была запланирована. В качестве моральной компенсации корсиканец признавал захваты Россией Финляндии и Валахии. Александр пообещал выполнить «союзнический долг», но явно лицемерил, ибо уже имел тайные сношения с австрийцами, которым было обещана имитация это помощи.
Ободренные австрийцы начали наступление, и армия эрцгерцога Карла перешла через реку Инн. Началась война, главным событием которой был разгром австрийцев при Ваграме и заключение Шенбруннского договора.


Частью той войны стала война Варшавского герцогства с Австрией. Князь Юзеф Понятовский, получив согласие Бонапарта на восстановление Великой Польши, был готов к войне. Поляки уже воевали за Францию в Испании, из их числа были отобраны солдаты для полка шеванжеров-улан, которые, кстати, позже спасли Наполеона от русских казаков в 1812 году. Так называемая Франко-Галицкая армия начала активные действия против австрийцев, фактически изгнав их с территории Польши и Галиции, освободив Сандомир, Замостье, Люблин, Львов, Краков, Варшаву...

...Совершив переход, русские войска взяли под контроль восточную часть Галиции. Голицын становится штабом в Люблине, а 12 июля 1809 года отряд генерала Суворова, сына знаменитого генералиссимуса, хорошо знакомого полякам, прибыл в авангардом в Сан. Русская граница была закрыта от поляков, которых на тот момент опять теснили австрийцы.

Понятовский умолял о помощи, но со стороны Голицына и его командиров то и дело возникали оправдания...то понедельник - тяжелый для русских день, то генерал Сиверс орден потерял, а это плохая примета...
Действительно со стороны русских никакого сопротивления австрийцам не было. Как пишет французский историк А.Вандаль в книге «Наполеон и Александр I»: «... За все время один только раз вблизи Увланок обменялись несколькими выстрелами, и то по ошибке. Австрийцы плохо разглядели русские мундиры и думали, что имеют дело с поляками. Их офицер тотчас же прислал Голицыну свои извинения за невольную ошибку, по случаю. Однако мы уже видели, какой вред причинило полякам продолжительное бездействие одной из дивизий Голицына перед этой рекой... в областях, которые занимали царские солдаты, они держали себя не как враги Австрии, а скорее как ее уполномоченные. Они повсюду восстанавливали австрийские власти и национальные цвета Австрии, изгоняли польские и французские эмблемы, запрещали присягать Наполеону. Польских патриотов преследовали, поступали с ними, как с мятежниками. Как будто Россия заняла Галицию только для того, чтобы завести в ней порядок от имени императора Франца, чтобы взять провинцию на хранение по доверенности законного владельца и сохранить ее в целости ». Западнорусское население охотно принимало русских на постой, помогало в передвижении.

На возмущенные послания Наполеона Александр отвечал, что в «польской политике» Франции он усматривает симптомы возрождения Польши, что не отвечает духу союза. «Я не могу допустить, говорил он, чтобы на моей границе создавали французскую провинцию», -писал император.
Часть современных военных историков оценивают операцию Голицына как медлительную и едва и не предательскую. Однако факты свидетельствуют обратное. Когда 14 июля стало известно, что Понятовский решил захватить Краков, Голицын немедленно отдает приказ действовать, и воспользовавшись уходом австрийцев, занять город, что и сделали пехотинцы генерала Сиверса, казаки и лейб-эскадрон
Новороссийского драгунского полка, под командованием подполковника Отто Штакельберга.

Прибывший во главе авангарда Юзеф Понятовский с конфузом обнаружил, что ворота уже контролируют русские. «Бравое освобождение» было сорвано. Поляки все же вошли в город, где, по словам А.Вандаля «поляки могли пробиваться только штыками и пиками. Повсюду обменивались жестокой руганью и угрожающими жестами. Дело дошло уже до ружей, когда с большим трудом между русскими и польскими командирами состоялось соглашение. Было условлено, что город будет занят сообща. Поляки и русские разделили его между собой, расставили войска по квартирам в разных кварталах и остались тут, наблюдая друг за другом, держась надменно, вызывающе, с нескрываемой злобой, готовые каждую минуту взяться за оружие. Между этими союзниками-врагами отношения были настолько натянуты, что достаточно было малейшего повода, чтобы между ними вспыхнуло настоящее сражение».
Поле краковских событий стало очевидным грядущее противостояние России и Франции. В дипломатической переписке Россия продолжала заявлять претензии, и тогда в качестве компенсации на Шенбруннских переговорах, Россия получила часть польских территорий отошедших во время разделов Речи Посполитой к Австрии - Тернопольский округ."
Что делал Голицын в Галиции. Малоизвестный факт наполеоновских войн.