Хоть какая-то хорошая новость

  • 777 Просмотров
  • Последнее сообщение 25 июля 2017 06:29
oleg-2 написал 18 июня 2017 01:41

"По данным, распространенным в 2017 году Федеральной службой исполнения наказаний, количество заключенных в России достигло исторического минимума, сократившись до 630 тысяч человек. Грандиозная, казалось бы, новость: упал и уровень преступности в стране, и репрессивный уклон государства резко снизился. Это — важнейший показатель морального и социального положения в стране. При этом новость эта либо не обсуждалась, либо обсуждалась скептически. В чем причина скепсиса, и что на самом деле происходит в нашей стране — с точки зрения свобод личности и безопасности граждан?

Сначала — о чем речь, в каком смысле у нас — исторический минимум заключенных? С какого времени? Скорее всего, с 1935 года (с этой оценкой согласился известнейший криминолог Виктор Лунеев), то есть почти все время, пока существует государство современного индустриального типа! (см. историческую справку).

И уж абсолютно точно, что это рекорд всей «новой России»: с 1990 года, еще в СССР, начался рост преступности и тюремного населения, а с 1996 по 2000 годы держался пик преступлений и наказаний, «ГУЛАГ нового образца» — в эти годы заключенных было большое миллиона человек, а коэффициент судимости превышал 700 заключенных на 100 тысяч населения. Мы порой догоняли и почти обгоняли США, бессменного лидера по уровню репрессий среди развитых стран.

С 2001 года началось снижение уровня государственных наказаний с некоторым всплеском осуждения с 2004 года, что было, вероятно, связано с усилением силовой вертикали; это период роста ресурсов полиции, что дополнилось новыми сроками в принятом в начале 2000-х, казалось бы, либеральным Уголовным кодексом. С 2008 года все время — падение. И оно продолжается. Причем падает и уровень преступлений, прежде всего насильственных.

— В 2006 году у нас уровень преступности в расчете на сто тысяч населения был около 2700. А в 2016-м — 1474, снижение почти в два раза, а по тяжким преступлениям еще больше, — говорит известный криминолог Яков Гилинский. — Уровень убийств в 2001 году был 23, это очень высокий уровень, а в 2016-м — 7,1. Снижение уровня убийств более чем в три раза! То же самое с разбойными нападениями, с грабежами, с изнасилованиями!

Но при этом он, как большинство коллег-криминологов не испытывает восторга по поводу прогресса в изучаемой ими области. Дело не в России, это общемировая тенденция, настаивает профессор Гилинский.

У нас давно не было такой сложной аналитической работы, нам приходилось продираться через непонимание и туман к ответам на главный вопрос: «Почему у нас снижается количество преступлений и наказаний и как закрепить позитивный тренд». Почти никто не разделял нашего удивления, великие эксперты осторожничали, давали понять, что загадки нет, обычный мировой тренд, государство, в общем, ни при чем.

Это понятно. Несмотря на прогресс, у нас все еще очень плохая статистика преступлений и наказаний, если сравнивать со странами ЕС и особенно со странами Северной Европы: мы понимаем, что заключенных у нас могло бы быть меньше в 5-10 раз, а убийств — в раза два-три. Поэтому эксперты и не спешат радоваться.

Кроме того, никем не признается, но, вероятно, есть еще и политический контекст темы. Прогрессивная часть общества все историческое время боролась с государством за либерализацию законов и тюрем. Но снижение количества зэков в перестройку сменилось катастрофой 90-х. Свободная постсоветская Россия сажала больше людей в тюрьмы, чем СССР в его наиболее вегетарианские периоды. И наоборот «авторитарный путинский режим», оказывается, освободил больше заключенных, чем когда-либо.

Нет ответа
Все лучшие отечественные эксперты по теме говорят: ничего особенного в стране не происходит, все как везде.

— Статистический факт состоит в том, что с начала XXI века преступность во всем мире падает, — президент Санкт-Петербургского международного криминологического клуба Дмитрий Шестаков называет это фактором неожиданного каприза насилия.

— Насилие имеет тенденцию к постоянному возрастанию, — замечает он, — а в последние два десятилетия постоянно снижалось.

«Тенденцию к постоянному возрастанию» насилие показывало всю вторую половину XX века — хотя в 70-80-х западный мир переживал экономический расцвет и благосостояние общества росло. Почему так происходит? Нет ответа.

— Преступность — явление социальное. Она развивается по волновым законам. Как экономика, — говорит Яков Гилинский.

— Количество преступлений по неизвестным причинам претерпевает колебания, это общие мировые тенденции, — говорит Дмитрий Шестаков. —Наказание никак не влияет на это.

То есть первый вариант ответа: причины неизвестны или вступили в силу какие-то неописанные социальные циклы. Действительно, социальные и демографические процессы во всем развитом мире синхронизированы войнами, урбанизациями, социальными революциями и ведут себя часто удивительно и непредсказуемо. Но мы решили, что не можем удовлетвориться столь абстрактным соображением. Хотя бы потому, что оно не дает ответа на вопрос, что делать, чтобы позитивные тенденции продолжились.

Да, во всех развитых странах падает преступность и количество заключенных, но очень разными темпами.

- Преступность падает из-за того, что за последние годы коренным образом изменилась структура общества, причем эти тренды носят глобальный характер, - объясняет руководитель Института проблем современного общества Ольга Киюцина. - Общество в целом стало более богатым, политологи говорят о том, что потребление калорий в среднем на душу населения никогда не было столь велико в истории человечества. Пропала необходимость убивать за кусок хлеба, грабить, чтобы прокормить семью. Практически любой может найти себе место в жизни и получить пропитание и крышу над головой. Поэтому очень существенно снизилась насильственная преступность, такие преступления все чаще совершаются по глупости или неосторожности.

В США и России еще в 2000 году был примерно одинаковый уровень государственного насилия: порядка 700 заключенных на душу населения. В США несколько снизился и стал порядка 650, а у нас — порядка 400. Разница грандиозна, у нас более позитивная динамика, чем в США. Но в Казахстане и Белоруссии еще более позитивные тенденции, а на Украине, расколотой войной, количество заключенных снизилось вообще в два раза!

Не только уровень социального благополучия и богатства, но и законы — уровень наказания, и вообще политика стран очень сильно влияет и на преступления и на количество заключенных. Так в ряде штатов США только что была легализована марихуана, очевидно, и это может привести к снижению заключенных по наркотическим статьям. На Украине прошла массовая амнистия, в том числе благодаря закону Савченко, часть заключенных были отпущены на фронт, часть остались по ту сторону линии фронта, заключенных стало меньше. Но уровень преступлений вырос минимум в два раза за 2014 и 2015 годы, особенно по убийствам и преступлением с применением оружия, и начал несколько снижаться в 2016 году. Это тоже общие мировые циклы или конкретная война и разруха?

И Дмитрий Шестаков, и Яков Гилинский, и Ольга Киюцина как одну из причин повсеместного снижения преступности называют уход молодежи в интернет.

— Виртуальное насилие отвлекает от реального, — замечает Шестаков.

— Больше всего потребность в самоутверждении у подростков и молодежи, - объясняет Гилинский. — А возможности, наоборот, самые маленькие. Поэтому неудивительно, что подростки и молодежь самоутверждаются через насилие. А то, что это сейчас из реального мира перешло в интернет, — ну так это замечательно!

Ольга Киюцина добавляет к интернет-фактору спорт и ролевые игры в реальном мире: почти каждый может найти себе занятие по средствам и по душе, объясняет она. Дмитрий Шестаков настаивает еще на одной причине: насилие переносится еще и в вооруженные конфликты за границами (по крайней мере, в России и США, уточняет профессор).

На криминологической конференции в Германии в прошлом году американские ученые представили результаты своего исследования, согласно которому преступность на улицах города снижается на 2%, когда на рынке компьютерных игр появляются новые стрелялки. Правда, уточнили они, это только в том случае, если стрелялки выходят вместе с другими играми. А вот если количество стрелялок удвоить, а других игр не продавать, все будет наоборот.

Это очень забавно, и в Западной Европе, где уровень насилия очень мал, это полезно обсуждать. Но у нас уровень подросткового насилия не объяснить интернетом. Количество несовершеннолетних в колониях снизилось с 25 тысяч в 1998 году до 1700 в 2016-м – более чем в двадцать раз. Подростковая преступность за это же время – в три раза. Очевидно, что и общество стало здоровее, и произошла либерализация государственного насилия: подростков перестали массово сажать, с ними пытаются работать.

И это залог уменьшения преступлений завтра: подросток, еще ребенок, который попал на зону, выйдет оттуда взрослым преступником с криминальными связями и искалеченным сознанием. То, что несовершеннолетние стали реже туда попадать, — победа правозащитников, социальных работников и государства, которые, впрочем, почему-то об этом почти не говорят."
Хорошо сидим

Сортировка: Стандарт | Новые | Голоса
Le mec написал 18 июня 2017 12:21

А как отучить подростков гадить в подъезде? Ничего правозащитники порекомендовать не могут?

Codeater написал 18 июня 2017 02:05

А на пенитенциарную систему США правозащитники обратить не жалеют. Применение наручников, где надо и не надо, кандалов (19 век), и restraint chairs. Желающие могут погуглить и посмотреть. Омерзительно.

oleg-2 написал 22 июня 2017 12:30

Codeater
А на пенитенциарную систему США правозащитники обратить не жалеют. Применение наручников, где надо и не надо, кандалов (19 век), и restraint chairs. Желающие могут погуглить и посмотреть. Омерзительно.


Американские правозащитники об этом всем пишут как раз!

larisaOlegovna написал 11 июля 2017 08:32

ни как, воспитание родителей такое(

jerzy out написал 11 июля 2017 01:53

Раньше считалось, что преступность в странах (любых) падает в случае эскалации военных действий. Во всем мире постоянно идут какие-то войны локального характера. Надо было бы прикинуть, не стало ли больше очагов напряженности, вооруженных конфликтов и локальных войн в мире. Если стало, то вот вам и ответ. Если нет, то причина, действительно, может быть в чем-то другом.

Arion написал 14 июля 2017 01:23

Le mec
А как отучить подростков гадить в подъезде? Ничего правозащитники порекомендовать не могут?


Например, можно так: над плинтусом прокладываются два оголенных провода под напряжением.

Напряжение выбираете в зависимости от ваших целей:

* просто предупредить, что тут нельзя писать - 12 В
* наказать за бескультурье - 24 В
* отучить вообще писать - 32-48 В
* произвести электростерилизацию писающего мальчика (чтобы бескультурье не размножалось) - от 48,5 В

Arion написал 14 июля 2017 01:25

Codeater
А на пенитенциарную систему США правозащитники обратить не жалеют.


Ну что вы! Это самая демократическая страна! А нация - так вааще самая исключительная в мире.

Le mec написал 14 июля 2017 02:22

Noone, если бы они только писали.

jerzy out написал 14 июля 2017 05:11

Сбросьтесь подъездом на хорошую железную дверь с электронным ЗПУ и абонентским устройством (если ЖЭК мышей не ловит), и все дела. Мы это сделали лет 10 назад и с тех пор проблем не знаем.
А до этого, помню, конденсаторы заряженные в угол подбрасывали, где лужа часто стояла, но это не всегда помогает. Потом ЖЭК поставил допотопный домофон ещё в конце прошлого века, но однажды его просто сняли и унесли (видимо, на запчасти).
А про плинтусы с проводами в общих подъездах (парадных) как-то странно читать, там ведь полы - бетон или плитка, и плинтусов как таковых не бывает.

Le mec написал 14 июля 2017 05:51

Ежи, у нас всё это есть. Не помогает. Лестница и лифт отделены друг от друга. Поэтому по лестнице мало, кто ходит и там собираются всякие личности. Кто то из них однажды целый пакет какой то травы на ступеньках оставил.
У моей подруги образцовый подъезд. Там лифт и лестница смежные. На первом этаже сидят вахтёрши, которые бдительно следят за входящими. Они без доклада не пропустят. Тут, одна меня даже похвалила за дисциплину. Все такие важные ходят, а ей сразу в окошко докладываю куда направляюсь без каких-либо окликов. На этажах стоят кадки с цветами, выставлены велосипеды и пр.

Arion написал 15 июля 2017 09:59

jerzy out
А про плинтусы с проводами в общих подъездах (парадных) как-то странно читать, там ведь полы - бетон или плитка, и плинтусов как таковых не бывает.

Это же шутка была. Ведь за такое и дело завести могут.

Проша написал 15 июля 2017 01:57

Le mec
Ничего правозащитники порекомендовать не могут?

Не, не могут. Их постепенно перевели из правозащитников в правозапретчики. В своем законотворческом стремлении оздоровить защищаемое ими общество, они уже столько напредлагали запретить, что аж кушать не хочется. Остается только уписаться. Писать хочется, но негде.

У нас в ближайшем крупнющем торговом центре (наверняка, с фантастической арендной платой!) прямо поперек пути к туалетам поставили огромный министерско-бюрократический стол с "кассиршей" (ну, сборщицей туалетного налога) и красиво оформленной табличкой "30 р.". Глядишь на это жлобское предписсуарное благолепие и думаешь, что сейчас тебя попросят и паспорт показать и автобиографию рассказать и признаться, зачем ты туда идешь.

А вот в построенном в прошлом году большом районном парке с детскими площадками и эстрадой не удосужились поставить ни одной даже самой замызганной кабинки.

Картинка с другого сайта.

А ведь могли бы скинуться из своих зарплат на развитие сети и обслуживание общественных бесплатных туалетов, быстро монтируемых там, где это необходимо.

Вот и сегодня. Читаю очередную фантасмогорическую новость про то, что "В список запрещенных в России веществ включили мимозу" и тихо х...ею (хорошею! на подумайте плохого! I'm good!) от очередной заботы, проявленной о любителях приятного весеннего цветка.

jerzy out написал 15 июля 2017 03:20

Проша
Вот и сегодня. Читаю очередную фантасмогорическую новость про то, что "В список запрещенных в России веществ включили мимозу" и тихо х...ею (хорошею! на подумайте плохого! I'm good!) от очередной заботы, проявленной о любителях приятного весеннего цветка.


Тогда следующим логическим шагом должен стать в России полный запрет всего прозаического, поэтического и песенного творчества (ну и изобразительного, само собой), где так или иначе упоминается (изображается) мимоза! Калёным железом!
Вот у Чеслава Немена есть красивейшая песня Wspomnienie (Воспоминание), начинающаяся со слов - Mimozami jesien sie zaczyna... (Мимозами осень начинается...). Запретить немедленно!

Arion написал 16 июля 2017 11:12

jerzy out
Тогда следующим логическим шагом должен стать в России полный запрет всего ..., где так или иначе упоминается (изображается) мимоза! ... Запретить немедленно!

Включая (но не ограничиваясь) и данный форум!

Arion написал 16 июля 2017 11:19

jerzy out
Вот у Чеслава Немена есть красивейшая песня Wspomnienie (Воспоминание), начинающаяся со слов - Mimozami jesien sie zaczyna... (Мимозами осень начинается...). Запретить немедленно!


И вместе с ним еще раз (надеюсь, не в последний!) запретить Ободзинского с его "...Всё те же мимозы и качели вокруг", позаимствованной у Йосика Дасина.

Проша написал 16 июля 2017 12:43

Да что там Чеслав Немен, что - Ободзинский! И до них этот романтический цветок вдохновлял поэтов на восторженные творения во славу оного.
Читаем
Стихи о мимозе
и прощаемся с ней.

Любят нас законотворцы! Как нам жить без их забот!
Запретили нам мимозу, чтоб не штырился народ!

По логике, теперь МВД будет требовать у законодателя средства из бюджета на расширение в райотделах полиции КПЗ (камер предварительного заключения - "обезьянников" для торговцев мимозой в день 8 марта и для их покупателей.

nix написал 16 июля 2017 05:27

Это другая мимоза.

Проша написал 17 июля 2017 12:07

Другая-то другая, да кто ж об этом знает-то, если законодатель промямлил запрет так, что не удосужился загодя успокоить любителей мимозового цвета пояснением, что речь идет о запрете растения с ботаническим названием "мимоза хостилис", не уточнив при этом, что это не "акация деальбата", которую some пипл любит обонять по случаю женских празднеств.

А занятым непосильным законотворческим трудом законописцам надо четче артикулировать свои постановления, чтобы не будоражить падкие на сенсации СМИ и нашу доверчивую общественность, забудораженную по самое не хочу всяческими глупостями.

Равиль написал 23 июля 2017 09:48

Не могу быть уверенным в правильности своих умозаключений, но кажется мне, что уголовные преступления против личности совершаются людьми, которые склонны к насилию. Предполагаю, что таких людей должно бы быть примерно одинаковое количество в процентном выражении. Не могу отрицать приведенных цифр, но возникает вопрос, а не появилось ли чего-то вроде военного туризма? Откуда появляются всякие военные волонтёры/добровольцы? Мысль может показаться крамольной, но всё же?

Codeater написал 23 июля 2017 11:23

Равиль
Не могу отрицать приведенных цифр, но возникает вопрос, а не появилось ли чего-то вроде военного туризма? Откуда появляются всякие военные волонтёры/добровольцы? Мысль может показаться крамольной, но всё же?
Они всегда были.

jerzy out написал 24 июля 2017 12:42

Codeater
Равиль
Не могу отрицать приведенных цифр, но возникает вопрос, а не появилось ли чего-то вроде военного туризма? Откуда появляются всякие военные волонтёры/добровольцы? Мысль может показаться крамольной, но всё же?
Они всегда были.


Да, с тех пор как человек взял в руки каменный топор.

Равиль написал 25 июля 2017 12:35

"всегда были" и про "каменный топор" понятно, но я про то, что не ушли ли всякие любители насилия воевать в другие страны? В ИГИЛ, на Украину, еще в какие либо дебри? Разве за счет этого не может уменьшиться преступность?

jerzy out написал 25 июля 2017 06:29

Раньше уменьшалась. Сейчас локальные войны ведутся не по конвенциональным фронтам, а скорее напоминают массовые убийства, разбой и грабёж с применением более тяжелых вооружений. Все эти городские войны, уличные бои, отсутствие фронтовых зон по сути - тот же разгул преступности, только в более развернутом масштабе, с участием не только внутренних, но и регулярных войск.
А то, что количество заключенных уменьшается, вполне может говорить не о снижении преступности, а о кризисе пенитенциарной системы.

Close